СТАТЬИ

Женщины Империал авеню8 min read

Время на прочтение: 38 минут(ы) Одиннадцать историй, рассказывающих о том, кем были жертвы «Кливлендского душителя», убитые в период с 2007 по 2009 год. Июн 22, 2021 38 мин

Женщины Империал авеню8 min read

Время на прочтение: 38 минут(ы)
В ДАННОМ МАТЕРИАЛЕ КОЕ-ГДЕ ГОВОРИТСЯ О НАРКОТИКАХ, КОТОРЫЕ Я ВАМ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ СОВЕТУЮ УПОТРЕБЛЯТЬ. НАРКОТИКИ — ЗЛО.

Осенью 2009 года жителей северо-востока Огайо потрясла новость о том, что в одном из нейборхудов Кливленда задержан серийный убийца, в доме которого были найдены 11 разлагающихся женских трупов. Спустя месяц, власти установили, что тела принадлежали Кристал Дозье, Тишане Калвер, Лешанде Лонг, Тоне Кармайкл, Мишель Мейсон, Ким Иветт Смит, Нэнси Коббс, Амельде Хантер, Дженис Уэбб, Телашии Фортсон и Дайан Тёрнер.

Пока шло следствие, новостные каналы только и делали, что говорили об убийце Энтони Соуэлле, его личной жизни, ранних годах, военной службе и о том, какой вердикт вынесут присяжные. В итоге преступник был признан виновным в 84 пунктах обвинения из 85 и приговорён к смертной казни. Но пока СМИ участвовали в гонке за сенсацией, они забыли о главном — о тех женщинах, чьи жизни отнял «Кливлендский душитель». Максимум чего те удостаивались — это слов о ранних судимостях и проблемах с наркотиками.

Да, у них были пороки, были недостатки, были слабости… но это не отменяет того факта, что у каждой из них была своя уникальная история жизни. И благодаря журналистам газеты Plain Dealer и порталу clevlend.com, мы будем помнить о них не как о наркоманках, случайно зашедших на Империал авеню 12205, а как о матерях, жёнах, дочерях, творческих личностях… чья жизнь была внезапно оборвана.

× Данный материал был опубликован на сайте cleveland.com 13 марта 2011 года ×

Кристал Дозье

С раннего детства Кристал была главной помощницей в доме, на которую мать всегда могла положиться, будь то уборка или присмотр за младшими братьями и сестрами. «Моя курочка-наседка», — называла свою любимую дочь Флоренс Брэй, мама Кристал Дозье.

Видимо из-за того, что мать постоянно возлагала на неё эти обязанности, девочка всегда пыталась вести себя как взрослая — часами проводила на кухне и смотрела чем мама приправляет жаркое, как жарит курицу или готовит фасоль в горшочке.

Также она любила наряжать себя и сестру в те вещи, которые друг другу вообще не подходили. Например, она могла надеть широкополую шляпу, туфли на высоком каблуке, длинное яркое платье, и в таком наряде пойти в церковь или к врачу. В детстве она была милым и жизнерадостным ребёнком.

Её сестра, Аннетта Белл, вспоминает, что Кристал была очень приличным ребёнком, который в любой ситуации старался выглядеть мило.

Но после того как в подростковом возрасте эта улыбчивая девочка окунулась в мир крэк-кокаина (который в 2007 году привёл её на Империал авеню), всё вокруг перестало казаться ей таким ярким и красочным.
Несмотря на то, что во всех материалах пишут, что на момент исчезновения Кристал было 38 лет, по факту это не так. В 2007 году ей было 35, но так как тело было найдено в 2009, следствие решило записать, что смерть наступила в возрасте 38 лет.

К тому моменту у девушки уже было семеро детей, наркотическая зависимость и ряд сомнительных знакомых, одним из которых, являлся Энтони Соуэлл. По словам родных, он не был её парнем, но они часто проводили время у него дома и курили крэк. Мужчины и наркотики присутствовали в жизни Кристал с раннего возраста.

Кристал Дозье родилась в 1971 году и была вторым ребёнком по старшинству из четырех детей Юджина и Флоренс Дозье. Какое-то время молодая семья жила на Кинсман роуд, когда Маунт-Плезант ещё был перспективным и спокойным районом.

В младших классах девочка ходила в школу Александра Гамильтона, а став постарше, начала посещать среднюю школу Джона Ф. Кеннеди.

Флоренс вспоминает момент, когда вместе с 13-летней дочкой пошла на приём к педиатру, и та спросила: «Кристалл, а ты ничего не хочешь нам рассказать?». Спустя 9 месяцев после этого вопроса, девочка родила сына от 17-летнего подростка, отношения с которым продлились не долго.

В 14 лет Дозье снова забеременела, но на этот раз от 20-летнего парня. К тому моменту Флоренс уже развелась с мужем, воспитывала четверых детей одна, и ей не нравилось, что взрослые парни «охотятся» на её дочь-подростка. Тогда женщина принимает решение переехать в Восточный Кливленд.

Но Кристал, не желая жить с матерью, уезжает к отцу своего второго ребёнка.

×
Он подговорил её сбежать из дома. Обнаружив, что дочери нет, я не находила себе места. Это страшно и больно, когда ты не знаешь где твой ребёнок, и всё ли с ним в порядке.
— вспоминает Флоренс Брей

Когда Кристал было 16, она вышла замуж за отца второго ребёнка. Это было в 1987 году, когда судья сказал, что если они хотят воспитывать своих детей и заводить новых, то нужно заключить брак. В общей сложности у пары родилось шестеро детей.

Согласно записям социальных служб округа Кайахога, после брака Кристал начала употреблять крэк-кокаин, а у её мужа началась серия арестов. В период с 1987 по 2006 год его пять раз арестовывали за хранение наркотиков, кражи в особо крупных размерах, взломы и проникновения в жилища.

Также в 1987 году один из соцработников, после визита в семью, заключил, что Дозье и её муж — плохие родители, а у старшего ребенка, Энтони, на теле имеются следы побоев.

Энтони Дозье говорит, что что его маме было всего 14, когда она подсела на крэк. Тогда мальчика, а также его братьев и сестер, у родителей забрали. Двух старших взяла на воспитания Флоренс, а пятеро других отдали в приёмные семьи.

×
Главная проблема моей матери — она слишком сильно любила его [мужа], и была готова делать всё, о чём бы он не попросил… будь то употребление наркотиков или что похуже.
— говорит Энтони Дозье

Первый раз Кристал арестовали в 1997 году за хранение наркотиков, когда ей было 25. В течение следующих шести лет её стали арестовывать гораздо чаще… теперь уже не просто за хранение, а за незаконный оборот наркотических веществ.

Видимо это было наследственное, так как в 1993 году её мать тоже посадили в тюрьму по одной из наркотических статей. В результате этого, двое внуков, которых она взяла на воспитание, сперва отдавали то одним, то другим родственникам, а потом, в конечном счёте, отправили в две разные приемные семьи.

Женщина говорит, что для неё и дочери, наркотики были спасением, так как они и алкоголь способны перенести тебя в какой-то другой мир, который находится вне проблем. Они помогают не чувствовать боль и обиду, причиняемую другими людьми.

По её словам, она потратила годы на то, чтобы добиться трезвости, и радоваться тому, что у тебя дома есть холодильник, в котором находится еда и ты не голодаешь.

Мэри Бази, исполнительный директор центра для женщин Hitchcock Center, говорит, что в Кливленде наркозависимость начала передаваться из поколения в поколение, так как молодёжь растёт на фоне физических, сексуальных и эмоциональных травм. Часто от зависимости нужно лечить не одного члена семьи, а сразу обоих — мать и дочь.

Энтони Дозье со своей дочкой Аней × Имена абсолютно всех детей Кристал Дозье начинаются на латинскую букву «А».

Несмотря на то, что Кристал не жила со своими детьми, она постоянно поддерживала связь с двумя старшими, причем с каждым ребёнком она общалась отдельно от другого. Четырёх младших дочерей забрала одна приёмная семья, а сына Андре — другая. Но, как говорят родственники, мальчик умер в 11 лет от астмы.

Антония, дочь Кристал, вспоминает, что те годы, которые она провела в приёмной семье, были ужасными, но обиды нет. Она никогда не воспринимала мать как наркоманку, и вспоминает, что Кристал не была похожа на тех наркоманов в округе. Наоборот, она была такой, какой должна быть мать — любящей и заботливой. Также Антония считает, что её маме нужно было стать воспитательницей или сиделкой, так как она заботилась о всех, кто появлялся в её жизни.

Но, к сожалению, пристрастие Дозье к наркотикам нарушило все её планы. Точно так же, как она появлялась и исчезала в жизни своих детей, она постоянно пропускала даты судов, что приводило к нарушениям условий испытательных сроков. Но были и такие моменты, когда казалось, что Кристал завязала, и оставила наркотики позади как страшный сон. И, пожалуй, самый яркий тому пример — развод с отцом шестерых детей в 1994 и новый брак с Робертом «Бобби» Пеннингтоном, который, со слов Энтони Дозье, помог ей завязать с крэком и долгое время оставаться трезвой.

Но как бы мужчина не пытался, ему так и не удалось избавить Кристал от наркотической зависимости на совсем. В 2004 году Кристал Дозье отправляют в тюрьму на 10 месяцев за торговлю наркотиками. Пока она находилась в заключении, её муж Роберт Пеннингтон умирает.

Как рассказывают сокамерницы, находясь в тюрьме девушка пыталась помогать другим заключенным и заботилась о них. Но вот на себя ей было всё равно… и в 2006 году она снова начала употреблять наркотики. Но благодаря семье, которая вела с ней профилактические беседы, Кристал решила исправиться — нашла парня и начала зарабатывать. В тот момент она подрабатывала домработницей и укладывала девушкам волосы.

Андрая Шабаз — дочь Кристал Дозье

Младшая сестра Кристал Аннетта, говорит, что в последний раз видела её в 2007 году. Это был очень важный момент для обоих девушек, так как они много лет до этого не разговаривали. Общаться они перестали после того, как Дозье во время одного из своих арестов назвалась сестрой. Девушке потребовались годы, чтобы очистить своё имя и репутацию.

В тот день сёстры смеялись, разговаривали, вспоминали детство и ели тако, которые приготовила Кристал. Можно было сказать, что процесс воссоединения был успешным — девушка больше не употребляла крэк, не пила алкоголь и регулярно звонила членам семьи. Но потом звонки и визиты прекратились.

11 июня 2007 года, Энтони Дозье, только что вернувшийся после службы в морской пехоте, подаёт заявление о пропаже матери. В течение следующих двух лет он будет кататься на машине по ночным улицам Кливленда в надежде встретить Кристал.

Члены семьи говорят, что всё это время они развешивали листовки с просьбой сообщить им любую информацию о местонахождении Дозье. Когда один из приятелей девушки сказал её сыну, что она раньше посещала какой-то дом на Империал-авеню, Энтони пошел проверить, но ничего не нашел. Парень просто ошибся домом, который находился в паре десятков метров от дома Соуэлла.

Осенью 2009 года следователи обнаружили её тело, похороненным у изгороди на заднем дворе дома на Империал авеню 12205.

Во время похоронной церемонии присутствовали все члены семьи. Мать произнесла речь, в которой не было ни одного предосудительного слова, Энтони и Антония сказали, что будут стремиться к тому, чтобы их дети росли в любящих семьях.

Также Антония сказала, что ждала того момента, когда получит высшее образование, чтобы начать работать и помочь маме переехать из Маунт Плезант. А теперь в память о Кристал, будет стараться быть лучшей мамой в мире для своих троих детей.


Тишана Калвер

После того как Тишана и её парень Карл остались без крова и были вынуждены несколько месяцев спать в парке Вудленд-Хиллз, в начале 2003 года у пары дела пошли в гору и она переезжает в крохотную квартиру на 64-й Ист стрит и Банди Драйв. Да, это была не самая лучшая квартира, но большего они пока не могли себе позволить. Как вспоминает Карл, Тишана несколько недель убиралась и делала ремонт, чтобы её дети могли жить в комфортных условиях.

Однажды вечером она приготовила котлеты из лосося, рис и стручковую фасоль. После того как они с Карлом поужинали, Тишана взяла оставшиеся две порции и отнесла их двум бездомным, которые спали в фургоне через дорогу. На вопрос «Зачем ты это делаешь, ведь у нас самих мало денег?», девушка ответила, что Господь послал им еду в этот день, а значит ей нужно делиться.

Но помимо безграничной доброты и щедрости, у 33-летней Калвер было много проблем, которые она создавала себе сама. Из-за того, что девушка очень часто то появлялась, то пропадала из жизни своей семьи, родственники не подумали заявлять о пропаже дочери, когда та исчезла в начале 2008 года. Тогда все думали, что она с Карлом и у неё всё хорошо. Но когда полиция обнаружила останки 11 женщин в доме на Империал авеню 12205, который находился рядом с домом матери девушки, родственники задались вопросом, а не была ли она одной из жертв. В итоге их худшие опасения оправдались, когда 5 ноября 2009 года офис коронера округа Кайахога идентифицировал останки Тишаны.

Следователи считают, что Соуэлл заманивал девушек в свой дом выпивкой и наркотиками, которым Тишана посвятила большую часть своей жизни…

Пристрастившись к наркотикам, девушка отвернулась от своих детей (некоторые родились, когда она находилась в тюрьме), отдав их на воспитание родственникам. Для того, чтобы купить себе дозу, Тишана начала продавать себя на улицах Кливленда.

Латания Ирби считает, что её сестра начала принимать наркотики после того, как её парень был найден мёртвым. Пара планировала поженить и завести детей, но выстрел из пистолета разделил её жизнь на до и после, погрузив Тишану в депрессию.

Тишана Калвер в детстве

Тишана Калвер родилась 31 августа 1978 года в университетской больнице Кливленда. Её родители, Ивонн Уильямс и Сэм Калвер-младший, начали встречаться ещё в школе. После свадьбы молодожёны переехали в район недалеко от 55-й Ист стрит и Честер-авеню. Но после рождения ребёнка брак стал рушиться.

«У нас были разные взгляды на жизнь», — вспоминает Ивонн. — «Он пошел одним путем, а я — другим. Он просто не хотел быть молодым отцом».

Согласно судебным протоколам, Сэм Калвер-младший, бывший сталелитейщик, был мелким преступником, осужденным за воровство еще в 1980 году, но со временем он перешел к более тяжким преступлениям. На момент публикации этой статьи (13 марта 2011 года) он отбывал 10-летний тюремный срок за ограбление при отягчающих обстоятельствах, и должен был выйти на свободу через 4 месяца.

По словам Ивонн Уильямс, отец Тишаны в жизни дочери практически не появлялся. Его родители иногда водили её в церковь, а родители матери возили внучку в ​​Диснейленд и брали на семейные мероприятия — совместный отдых и Дни рождения.

Сразу после развода с Сэмом Калвером-младшим Ивонн переехала в дом своей бабушки недалеко от 120-й Ист-стрит и Бакай-роуд, и устроилась на работу в Ассоциацию медсестер.

Куклы Cabbage Patch, популярные в те годы

Когда Тишана была маленькой, бабушка Каледония Уильямс купила ей две куклы — Strawberry Shortcake и Cabbage Patch, с волосами которых девочка проводила эксперименты, делая различные причёски. Родственники считают, что она могла бы стать парикмахером, если бы её жизнь не пошла под откос.

В ранние годы Тишана училась в начальной школе Харви Райса, была брауни-скаутом и посещала танцевальную школу Чарльза А. Муни. Став старше, она поступила в школу им. Джона Адамса, начала писать стихи, а после занятий делала прически соседским девчонкам.

Её мама вспоминает, что дочь могла постоять за себя, когда кто-то пытался её обидеть или нагрубить. Несмотря на то, что в ней было всего около 150 сантиметров, она могла дать отпор любому.

Первого ребенка Тишана родила на втором курсе старшей школы, но жить с его отцом не стала. После окончания учебы она получила лицензию косметолога в бывшей академии красоты Vogue на Пейн-авеню. Также она проходила курсы медсестёр и планировала свадьбу с Маркусом Джонсоном. Но карточный домик рассыпался, когда в 1998 году в Гордон-парке в Кливленде полицейские нашли его с огнестрельным ранением в голову. Смерть наступила мгновенно. Так как орудие убийства лежало рядом с парнем на тротуаре, офис коронера признал смерть самоубийством.

После смерти возлюбленного, Тишана впала в депрессию, которая привела её к наркотикам и беспорядочным связям с мужчинами.

Латания Ирби вспоминает, что в те годы у Тишаны была долгая череда неудачных отношений и беременностей. И так как той было не до детей, её мать решила забрать внуков себе. Оставшись в одиночестве, у девушки начались спорадические восьмилетние отношения с Карлом Джонсоном (однофамилец Маркуса Джонсона), который станет отцом троих из шести детей Тишаны.

Они познакомились в 2000 году, когда девушка ждала автобус на 120-й Ист-стрит и Бакай-роуд. Карл вспоминает, что она попросила у него закурить, но он разнервничался, и вместо сигарет дал ей 20 долларов и свой номер телефона. Они поладили на почве того, что оба любили выпить, покурить марихуану или крэк.

Джонсон говорит, что Тишана, будучи с ним в отношениях, продавала своё тело, чтобы на полученные деньги купить наркотики. Карлу это не нравилось, но от крэка он никогда не отказывался.

×
Зависимость — это болезнь… и я не горжусь этим. Каждый раз, когда она наносила ту красную помаду, я знал, что это значит… мне было больно видеть как человек, которого я люблю, садится в машину к неизвестным, а потом выходит из неё.
— вспоминает Карл Джонсон

Так как у пары постоянно не было денег, они жили в съемных комнатах и ​​квартирах Восточного Кливленда, у родственников и знакомых. А в 2004 году они попытались начать все сначала и переехали в город Акрон, который находится в 56 км на юго-восток от Кливленда. По словам Джонсона, они посещали собрания Анонимных Наркоманов и устроились на работу на фабрику Rubbermaid. Тишана также зарабатывала на укладке волос.

Они оставались чистыми в течение нескольких месяцев, но в конце концов всё вернулось на круги своя — зависимость взяла над ними верх. Джонсон говорит, что в 2005 году Тишана была арестована за домашнее насилие, когда избила его кулаками, а потом набросилась с ножом.

×
В тот момент Тишана была беременна мои ребёнком и никак не хотела бросать наркотики. Поэтому я спровоцировал драку, вызвал полицию и её арестовали. Это был единственный способ оградить её от крэка на период беременности.
— говорит Карл Джонсон

Джонсон стал чистым в 2006 году, а вот Тишане Калвер это было не нужно. Их пути разошлись. Своего последнего ребёнка девушка родила в 2007 году, когда находилась в тюрьме. Несмотря на то, что Карл был его отцом, он не решился взять его под опеку, так как находился на реабилитации.

После отбывания наказания Тишана вернулась к своей семье на Империал-авеню в Кливленде, но прожила там недолго. Её основным занятием была проституция, благодаря которой девушка покупала себе наркотики. Когда мать и сестра сказали, что она подаёт плохой пример своим детям, та собрала вещи и ушла. Последний раз они видели дочь в 2008 году.

Что касается Карла Джонсона, то он в последний раз разговаривал с Калвер в День святого Валентина 2008 года. Они обсуждали будущее без наркотиков, а также возможность снова жить вместе, забрав к себе детей. Карл вспоминает, что посадил девушку на автобус до Кливленда, и сказал, что будет ждать её в Акроне, когда та будет готова к нему вернуться.

Но она так к нему и не приехала.


Лишанда Лонг

Когда Лишанде было всего 6 лет, социальные работники забрали её у матери-наркоманки и отдали на воспитание тёте. Девочка хорошо училась в школе, у нее была отличная посещаемость, она участвовала в программе DARE, рассказывающая подросткам о вреде наркотиков, крестилась в церкви, участвовала в детских программах и заботилась о своих братьях и сестрах. По словам родственников, она вела себя с ними как мать. Тётя Кэролайн Лонг вспоминает, что Лишан была дерзким ребёнком, но никогда никому не доставляла проблем.

Но это длилось недолго.

Первый раз Лишанда забеременела в 14 лет, родила троих детей и умерла к 25 годам. Она была самой молодой из 11 женщин, найденных мертвыми в белом каркасном доме на Империал-авеню в 12205.

Её семья до сих пор не знает, как она оказалась в логове Соуэлла. Но следователи говорят, что он охотился на уязвимых женщин, которые жили на обочине общества. Чтобы лишить их жизни, он предлагал им наркотики.

×
Я могу честно сказать, что при таких темпах я умру до того, как мне исполнится 18.
— писала Лишанда Лонг в октябре 2000 года бывшему судье по делам несовершеннолетних округа Кайахога Джону В. Галлахеру

Лонг родилась в 1984 году в семье, в которой мать (Джуэлл) сидела на кокаине, а отец практически не появлялся дома. Родственники уверены, что все беды девочки начались в детстве, когда мать-наркоманка оставляла дочь одну. Тогда органы опеки решили, что будет лучше, если дети будут жить с отцом, и отдали их Джиму Аллену, который проживал вместе со своей матерью в доме на Фолсом-авеню.

Но в 1990 году, когда социальные работники решили навестить многодетного отца, выяснилось, что шестеро детей, в возрасте от года до 13 лет находятся в квартире без родителей. Как позже выяснилось, бабушка была в отъезде, а отец снова пропал.

После того как органы опеки заключили, что условия жизни подвергают детей риску, те сперва были распределены по приёмным семьям, а потом сестра Джуэлл взяла опеку над шестью детьми на себя. Женщину звали Кэролайн Лонг, и у неё было двое собственных сыновей. Чтобы прокормить семью, она работала на заправочной станции и в других местах.

Кэролайн пыталась оградить приёмных детей от родителей-наркоманов и их пагубного образа жизни. Тогда она перевезла всю свою семью в округ Лорейн (примерно 50 километров к западу от Кливленда). Здесь Лишанда поступила в Академию Линкольна.

Какое-то время дела шли хорошо, но когда девочка стала старше, то стала постоянно возмущаться по поводу того, что она не видится со своими биологическими родителями и несколько раз пыталась к ним поехать.

Примерно в это же время Кэролайн получает работу в Кокомо, штат Индиана, в доме престарелых, и перевозит всех детей туда (477 км на запад от Кливленда). Женщина думала, что на новом месте удасться всё начать с начала, но Лишанде это не понравилось. Доходило до того, что девочка убегала из дома и несколько дней подряд не давала о себе знать. Всё это время она твердила, что хочет жить с матерью или отцом.

Так как девиантное поведение Лишанды могло повлиять на других детей, Кэролайн говорит ей, что если отец будет не против, то она может ехать к нему в любой момент. К сожалению он был не против, и в возрасте 14 лет девочка возвращается в Кливленд. Сперва она жила с бабушкой, а потом переехала к отцу и мачехе. С этого момента у ребёнка начались проблемы — родственники сказали, что она часто уходила из дома в попытке найти мать.

За первый год после переезда, Лишан несколько раз оказывалась в тюрьме для несовершеннолетних, а также успела забеременеть первым ребенком. К 17 годам у неё было уже трое детей, но органы опеки заключили, что та не способна их воспитывать. Согласно отчётам, в топе её правонарушений были кража карманного компьютера, питбуля, а также похищение своих детей у родственников, которые их опекали.

Джени Уайтхед, социальный работник на пенсии из Департамента по делам молодежи Огайо, познакомилась с Лонг, когда девушка находилась под стражей. Женщина говорит, что каждый раз, когда Лишанду арестовывали, она была либо беременна, либо уже готова родить. Всех троих детей, она родила находясь в заключении.

По словам Уайтхед, у Лонг был сильный характер, так как та всегда становилась лидером среди сокамерниц. Вот только мало кто знал, что девушка чувствует на самом деле.

×
Когда вернусь домой, то обязательно поступлю в муниципальный колледж Кайахога на год или два, чтобы у меня была возможность проводить время со своими детьми и семьей. А после перееду за пределы штата, чтобы поступить в Коледж Спелмана или Технологический институт Джорджии в Атланте.
— писала Лишанда Лонг осенью 2000 года

И по мнению Джени Уайтхед у девушки были все шансы поступить в любое заведение из тех, о которых она говорила. У неё была уникальная способность — она писала письма так чувственно и проникновенно, что читая их, тебя захватывали эмоции.

Но вместо этого, когда Лишанда достигла совершеннолетия (прим. в Огайо совершеннолетними считаются лица, достигшие 21 года), её продолжали арестовывать. Родственники заявили, что, скорей всего, она злоупотребляла марихуаной и кокаином. Воспитание и опека её детей легли на плечи отца девушки и других родственников. Время от времени она звонила своим братьям, сёстрам и кузенам в Индиану, но в августе 2008 года девушка пропала без вести.

В ноябре 2009 года следователи обнаружили в подвале дома на Империал авеню 12205 ведро с находившимся в нём черепом. Тесты ДНК подтвердили, что он принадлежал Лишанде Лонг.

Младший сын Кэролайн Лонг, Терри, сказал, что, по его мнению, Лешанда пыталась отбиться от Соуэлла, прежде чем она была убита. И то, что от неё остался лишь череп, говорит о том, что она защищалась как могла.

Последний раз Кэролайн Лонг разговаривала со своей племянницей в 2008 году по телефону. Девушка сетовала, что не прислушалась к урокам, которые пытались ей дать взрослые.

×
Она сказала: «Тётя, знаю, если бы я послушала тебя, всё было бы иначе. Мне очень жаль, что я была такой упрямой». В ответ я сказала, что ещё не поздно начать всё с начала.
— говорит Кэролайн Лонг

Через несколько месяцев Лешанда Лонг пропала без вести.


Мишель Мейсон

Мишель Мейсон желала лучшей жизни своим сыновьям, и не хотела, чтобы те стали жертвами уличных соблазнов. Когда мальчишки выросли, то один остался жить в Кливленде, а второй уехал в Джорджию.

Однажды Мишель набрала номер сына и спросила у 22-летнего Шеннона Ликкардо как у того дела. Когда парень рассказала матери чем занимается, та сказала, что сейчас находится на автовокзале в Валдосте (прим. Валдоста — город в штате Джорджия, примерно в 1500 км на юг от Кливленда) и хочет поймать такси и приехать к нему… но она не знает адреса.

Как вспоминал Шеннон, это была самая запоминающаяся встреча — cпонтаная и насыщенная. Они сидели в закусочной, разговаривали, смеялись, и успели посмотреть несколько фильмов в долларовом кинотеатре.

«У меня была самая крутая мама в мире. Она всегда поддерживала меня во всём», — вспоминает Шеннон.

Близкие считают, что последние годы жизни Мишель, были самыми лучшими годами в её жизни — она перестала употреблять героин, стала самостоятельной, прекратились аресты, появились друзья и отношения. На первом месте девушки была семья, которая поддерживала её на протяжение всей жизни.

Но самым сильным ударом для семьи Мэйсон стала новость, что останки Мишель были найдены в доме на Империал авеню 12205.

Мишель Мейсон родилась в декабре 1963 года в многодетной кливлендской семье (она была пятым ребёнком из шести). Тогда семейство Мейсон жило в изолированном районе, на границе с городом Гарфилд-Хайтс, в котором мама проживала с 1970-х годов. Её брат жил за углом.

Девочка училась в начальной школе Крэнвуда, а также в средней школе Чарльза В. Элиота. Каждое воскресенье она с семьёй ходила в церковь Святого Тимофея (сегодня Церковь Святого Духа) на 131-й Ист стрит.

Так как девочка знала свой и ближайшие районы вдоль и поперёк, то всё, чего она хотела когда вырастет — уехать из Кливленда и начать путешествовать. Став старше, она начала посещать Cleveland Job Corps (прим. центр занятости с профильными курсами), которые позже позволили ей поехать в Нью-Йорк и Нью-Джерси.

Мама Мишель, Адлин Эттерберри, вспоминает, что когда дочь уехала в Нью-Йорк и перестала звонить домой, то была вынуждена подать заявление о пропаже. После этого девушка начала созваниваться с родными, но делала это крайне редко. А позже стало известно, что Мишель начала употреблять героин. Но это было только начало — в 1986 году Адлин получила вызов из органов опеки Нью-Джерси, которые сообщили, что её дочь родила ребёнка и не может о нём позаботиться. Его забрала Мэри, старшая сестра Мишель.

Мишель проходит обряд крещения в церкви Святого Тимофея

Через два года у Мишель рождается ещё один сын, которого она тоже не могла воспитывать из-за своей героиновой зависимости. Тогда родственники решили, что мальчика обязательно нужно забрать. Но так как Мэри (сестра и мать-одиночка) не могла себе этого позволить в финансовом плане, то было решено, что ребёнка заберёт Адлин (прим. Адлин и Мэри жили в соседних домах).

Оба мальчика ходили в частную школу, посещали церковь и росли в любви близких людей. Что касается личностей отцов, то они были известны, но мужчины не участвовали в жизни сыновей.

Когда в начале 1990-х Мишель говорит матери, что готова вернуться домой, та покупает ей билет на автобус. Адлин вспоминает, что к ней вернулась тощая и больная версия дочери, которая через иглу заразилась ВИЧ. После того как девушка узнала, что больна, то приложила все усилия, чтобы избавиться от героиновой зависимости. И у неё это получилось. Но был один минус, с героина она перешла на кокаин.

И несмотря на то, что семья старалась помогать Мишель избавляться от вредных привычек, улицы тянули её обратно. С 1993 по 2001 год девушка была арестована девять раз за хранение наркотиков.

Мишель с сыном Шенноном

Но переломный момент наступил именно в 2001 году, когда на 131-й Ист стрит неизвестный выстрелил Мишель в лицо и бросил её тело в один из гаражей. Окровавленная и стоящая одной ногой на том свете, она добралась до ближайшего мини-маркета и попросила вызвать скорую.

После длительной операции врачам удалось сохранить ей жизнь. Несмотря на то, что вместо одного глаза теперь был стеклянный, а пуля осталась в шее, девушка поняла, что это шанс всё начать с начала.

Сестра Мэри говорит, что у Мишель была тяжелая жизнь, но она с ней справилась. Она смогла пережить плохие годы, так как была сильной, несмотря на некоторые слабости. Она старалась не расстраиваться из-за того, что происходило, будь то болезнь или потеря глаза. Она спокойно принимала это всё и двигалась дальше.

×
Да, у Мишель была наркотическая зависимость, были аресты. Она не скрывала этого от нас. А мы в свою очередь не врали её сыновьям, кто их настоящая мать. Мы любили Мишель и принимали её такой, какая она есть.
— говорит Мэри Мэйсон

Какое-то время спустя Мишель начала посещать сеансы по лечению наркомании в больнице Мэримаунт. После завершения лечения она продолжала посещать собрания анонимных наркоманов, а также регулярно заходила в католическую церковь. Адлин говорит, что у неё была Библия, которую ей дали во время лечения. С этой книгой Мишель не расставалась никогда. Для неё это было напоминание того, какой путь был проделан.

Начиная с 2001 года, Мишель ни разу не арестовали, она стала активным волонтёром в местной группе больных СПИДом, начала посещать встречи анонимных алкоголиков, где произносила очень сильные речи, влияющие на людей.

После всех этих происшествий девушка стала регулярно навещать маму, сняла однокомнатную квартиру недалеко от 121-й Ист стрит и Бакай роуд, самостоятельно оплачивала счета и покупала лекарства. Она хотела жить и смогла начать всё сначала. Всё это время она также поддерживала контакт с обоими сыновьями.

Но одним октябрьским утром 2008 года Мишель Мэйсон вышла из дома своей матери, сказав, что вернётся через пару часов, но так и не вернулась. Три дня спустя один из сыновей заметил, что на её телефоне сразу включается голосовая почта.

Родственники подали заявление о пропаже в полицию Кливленда, бесконечно искали её самостоятельно и пытались добиться от СМИ освещения этого происшествия. Но создавалось впечатление, что никому до этого нет дела.

После того, как выяснилось, что Мишель стала одной из жертв «Кливлендского душителя», убитые горем родственники не могли понять как эти двое оказались в одном месте. После того как полиция проверила телефонные записи девушки, то не нашла в них ни одного звонка Соуэллу.

Их связывало лишь то, что квартира девушки была недалеко от дома маньяка. Вероятно она вышла из автобуса и пошла по Империал авеню к себе домой, но на пути ей встретился Энтони. Мэри Мэйсон уверена, что её сестра не была с ним знакома раньше, просто тот как-то смог её заговорить и затащить к себе.

Родственники говорят, что Мишель была самой дружелюбной девушкой на свете, которая думала, что хорошо разбирается в людях.


Тоня Кармайкл

Тоня Кармайкл родилась в Кливленде 30 июня 1956 года и выросла в Ист-Сайде. Её родители, Барбара и Дональд Кармайкл-старший развелись когда она была очень маленькой, поэтому Тоня и её брат Дональд-младший воспитывались матерью.Как вспоминает Барбара, которая в те годы работала медсестрой, её дочери нравилось заниматься садоводством. Она выращивала тыкву, кукурузу и зелень возле дома, а потом продавала это всё соседям. Девочка училась в начальной школе Дэниела Э. Моргана, была членом 4-H Club, выполняла всю работу по дому и понимала, что труд важен для любого человека.

Тем не менее, своего первого ребёнка, дочку Маркишу, Тоня родила в 16 лет. После этого она бросила среднюю школу Джона Хэя, куда больше не возвращалась, но получила диплом об окончании.

В 1976 году неизвестные убивают брата Тони.

В 1977 у девушки рождается вторая дочь Доннита, названная в честь покойного дяди. На тот момент семья жила в Восточном Кливленде, недалеко от Пейдж авеню, где жила семья Энтони Соуэлла. Однако Соуэлл записался в морскую пехоту в 1977 году и уехал из штата.

Несмотря на то, что девушка знала отцов своих детей, с ними она не осталась. По большому счету, она была хорошей матерью для своих дочерей. Она брала их с собой в отпуска и пыталась знакомить их с вещами, которые расширили бы их кругозор, будь то верховая езда на лошадях или посещение концертов. Она работала в больничной регистратуре и посещала различные курсы в колледже, чтобы дать своим детям лучшую жизнь, чем была у нее.

На протяжении многих лет она посещала занятия в муниципальном колледже Кайахога по таким предметам, как общая психология, математика, бизнес и социальные науки. Она также получила лицензии на парикмахерскую и риелторскую деятельность, а также работала секретарем и буфетчицей.

Доннита Кармайкл сказала, что когда эпидемия крэк-кокаина впервые поразила улицы Кливленда, её мать постоянно прогоняла торговцев наркотиками от своего дома. И те слушали её, так как видели, что девушка одна воспитывает двоих детей.

Третьего ребёнка, сына Джонатана, Тоня родила в 1985 году. Его детство заметно отличалось от детства сестёр. В те годы девушка с детьми переехала в другой район Кливленда — Ли-Гарвард, но часто возвращалась обратно, чтобы купить крэк. В конце концов Тоню выселили из дома, и ей приходилось постоянно снимать комнаты и квартиры на короткий срок или жить у матери. Дочь Донна считает, что в этом виноват один из её бывших парней, а также смерть отца, которого та обожала.

×
Мама всегда считала, что сможет остановиться, если захочет.
— вспоминает Донна Кармайкл

Но в 2001 году стало очевидно, что наркотики оказались сильней, чем сила воли Тони. Тогда она потеряла опеку над 12-летним сыном, которого усыновила Барбара, и несколько раз была арестована за хранение наркотиков и воровство. После тюрьмы она могла оставаться пару месяцев чистой, но в конце концов снова срывалась. Родные вспоминают, что девушка работала ровно столько, чтобы заработать на дозу.

Тем не менее она никогда не была похожа на всех тех наркоманов в округе — грязных, растрёпанных и безнадёжных. Тоня любила наряжаться и гулять по городу. Она ходила в казино и совершала круизы на песчаные пляжи Карибского моря… но когда наркотики взяли верх, женщина начала меняться.

Доннита Кармайкл вспоминает случай, когда её мать в поисках денег на наркотики пыталась продать ей фотоаппарат. Так как девушка прекрасно понимала зачем ей нужны деньги, то отказала. Последний раз они виделись в 2008 году на семейном барбекю в доме Барбары.

×
В это воскресенье я просила её завязать с наркотиками… но она просто сидела за столом и смотрела на меня весь вечер.— говорит Донна Кармайкл


Ким Иветт Смит

Много лет назад Ким договорилась с отцом, что они, несмотря ни на что, будут друг о друге заботиться. А после того как мужчина получил травму позвоночника, приковавшую его к инвалидному креслу, она постоянно за ним присматривала: пела во время уборки по дому, готовила его любимые стейки с картофелем и сопровождала на приём к врачу.

В ответ на это, отец, ветеран морской пехоты, тоже любил и поддерживал дочь, несмотря на её наркотическую зависимость. Он просил дочь изменить свою жизнь, оплачивал программы лечения наркозависимости и психологов, разрешал жить у себя и давал ей деньги.

Друзья вспоминают, что об отце Ким заботилась лучше, чем о себе. Просто она общалась не с теми людьми и курила крэк-кокаин. Ей было 44 года, когда её тело нашли на Империал авеню 12205. Она никогда не была замужем и была единственной из 11 жертв, у которой не было детей.

Ким была творческим человеком: любила петь и рисовать. Родственники говорят, что долгое время девушка работала бэк-вокалисткой на различных городских мероприятиях. Однако хорошие времена длились недолго, так как наркотики оказались сильней. И когда Ким из-за них попадала в тюрьму, то всё, что ей оставалось там делать — рисовать и отправлять картины по почте домой. Всё это время отец надеялся, что дочь изменится.

А потом её не стало…

Ким Иветт Смит родилась 20 января 1965 года в больнице Гурон-Роуд в семье Вирджинии Херндон и Дональда Смита. Она была их единственным ребенком, хотя у Дональда был сын от предыдущих отношений и жил со своей матерью.

Отец Ким работал в компании по розливу напитков в Мейпл-Хайтс, а её мать — бухгалтером в центре города. Они жили в доме на 145-й Ист стрит и Кинсман роуд.

У девочки было типичное детство — она ​​любила играть в куклы, смотреть мультфильмы и устраивать свидания с кузенами. У неё была слабость к животным. Она любила семейную собаку Чэмпа (помесь овчарки и колли), а ещё она иногда приводила домой бездомных кошек.

Ким училась в начальной школе Роберта Фултона и средней школе Александра Гамильтона. Но к тому времени, когда она пошла в среднюю школу, её родители развелись. Девочка осталась жить с матерью, отчимом и тремя сводными братьями.

Дональд Смит говорит, что в тот период он очень редко виделся с дочерью, но продолжал поддерживать её финансово. Так как он остался в плохих отношениях с бывшей женой, то не знает всего того, что делала Ким в подростковом возрасте. Но он уверен, что та начала употреблять наркотики, когда училась в старшей школе — сначала была марихуана, затем кокаин и прочие.

По словам отца, девочка выглядела намного старше своего возраста, и мужчины постарше начали обращать на неё внимание.

×
Мне не нравилось, что она проводит время со взрослыми мужчинами. Она была очень привлекательной, и я знал чего от неё хочет очередной кавалер. Я бы сказал, что её тело выросло раньше, чем разум.
— говорит Дональд Смит

Одна из картин Ким

Смит окончила школу Warrensville Heights High в 1983 году, а затем поступила в муниципальный колледж Кайахога. По словам отца, она изучала искусство, танцы и другие предметы, совмещая всё это с употреблением наркотиков.

Первый раз девушка совершила уголовное преступление в 1985 году, когда приобрела украденное имущество. Позже она часто привлекалась к ответственности за преступления связанные с наркотиками. Последний раз это произошло в 2006 году, когда она была арестована на 83-й Ист стрит и Глэйд авеню в Кливленде. Полиция нашла у неё кокаин, а суд приговорил её к 6 месяцам тюремного заключения.

Её отец говорит, что навещал дочьку, когда она находилась в заключении, и уговаривал отказаться от наркотиков, на что та отвечала, что сама очень хочет «очиститься».

Последний тюремный срок Ким Смит закончился в 2007 году. К тому времени её отец перенес операцию, в результате которой оказался в инвалидном кресле. Он организовал для своей дочери несколько программ лечения от наркозависимости. Всё это время она жила у него.

Тётя, Кристин Шоби, говорит, что Ким очень сильно пыталась завязать и быть рядом с отцом, как он был рядом все эти годы. Когда она вышла из тюрьмы, её единственным желанием было встать на ноги и позаботиться о своём отце.

Но вскоре после того, как она переехала к Дональду, Ким стала пропадать на день или два. Каждый раз она звонила отцу и говорила, что у неё всё хорошо. Но тот знал, что девушка принимала наркотики.

Последний раз Дональд Смит видел свою дочь 17 января 2009 года — за три дня до ее 44-летия. Тогда Ким собиралась пойти по магазинам с Шоби. Он дал ей 100 долларов с пожеланием хорошо провести время.

Кристин Шоби сказала, что Ким первым делом купила племяннице одежду, а после они пообедали в китайском ресторанчике. По её словам, девушка была в хорошем настроении. Вечером они вернулись домой к Дональду.

×
Она подошла, обняла, поцеловала меня, а после сказала, что ей нужно ненадолго уйти. И ушла.
— вспоминает Дональд Смит

Дональд Смит в инвалидном кресле

Шли дни, но от дочери не было никаких вестей. Опасаясь, что с ней что-то случилось, Дональд решил начать собственное расследование и объявил вознаграждение в размере 1000 долларов за информацию о местонахождении дочери.

Также он попросил её друзей расклеить объявления с фотографиями Ким на всех телефонных столбах, досках с объявлениями у продуктовых магазинов и на заправочных станциях. Все кто ему звонил — люди, которые хотели получить денег за ложную информацию.

Несколько месяцев спустя он узнал о телах в доме Соуэлла. Когда следователи попросили людей, у которых близкие пропали без вести, сдать ДНК, чтобы помочь идентифицировать тела, Дональд пошёл в офис коронера округа Кайахога. Спустя несколько дней он услышал слова, которые не хотел слышать… что его дочь умерла.


Нэнси Коббс

Больше жизни Нэнси Коббс любила своих пятерых внуков. Она учила их кататься на велосипеде, водила в парк, готовила завтраки, обеды и ужины, водила к врачу. Больше всего ей хотелось быть рядом с ними, так как лучшей мамой для своих детей она уже стать не могла, так как вместо того, чтобы проводить время со своими детьми, она сидела в тюрьме за наркотики.

Но когда она не проводила время с внуками, то общалась с одним приветливым мужчиной, который жил в трёх кварталах от дома матери Нэнси. Когда он видел членов семьи девушки, то здоровался с ними и улыбался. Они знали его в лицо, но не знали имени. Да им это было и не нужно — на первый взгляд этот человек не выглядел опасным.

Когда в апреле 2009 года Нэнси пропала, то члены семьи, друзья и соседи начали проверять все заброшенные дома в этом районе, в надежде найти женщину. Но всё было безрезультатно, так как её тело было обнаружено в другом доме через шесть месяцев.

И лишь только после того, как останки 11 женщин были найдены в доме на Империал авеню 12205, семья Нэнси узнала, что полное имя того приветливого мужчины — Энтони Эдвард Соуэлл.

Нэнси Коббс родилась в 1966 году в Кливленде, в семье Лувении Коббс и Льюис Конгресс, которые жили на Гриффинг авеню. Она была их единственным ребенком, училась в средней школе Харви Райса и средней школе Джона Хэя, но последнюю так и не закончила, так как бросила учёбу из-за ранней беременности (хотя аттестат об окончании средней она всё получила). Спустя девять месяцев, Нэнси родила дочку Кьяну и вышла замуж за отца ребёнка. Парня звали Уильям Хант, и практически сразу после родов он ушёл в армию… а после возвращения у них родился второй ребёнок, мальчик, которого они назвали Вильгельмом III. Через несколько лет счастливой супружеской жизни Коббс и Хант развелись.

Какое-то время спустя девушка знакомится с Адамом Уильямсом в старом ночном клубе Mad Hatter на 18-й Ист стрит и Проспект авеню и влюбляется в него по уши. Их пара просуществовала девять лет.

В одном из интервью Уильямс сказал, что когда они встретились, Нэнси употребляла наркотики, но после того как забеременела третьим ребёнком, дочерью Одри, сразу перестала и начал искать любые легальные способы подзаработать.

×
Нэнси была очень хорошей. Единственный человек за всю жизнь, кого она обидела и предала, была она сама.
— сказал Адам Уильямс

В 1994 году Адам Уильямс решил переехать в Уичито, штат Канзас, для того, чтобы поступить в школу вождения грузовиков. Он был уверен, что вместе с ним переедет Нэнси с детьми, но та совершила правонарушение и угодила в тюрьму. После этого Уильямс и Коббс просто разошлись. Девушка продолжила употреблять наркотики.

Несмотря на то, что Одри попала под опеку бабушки, на время пока Нэнси была в тюрьме, Адам продолжал присылать алименты.

В одном из интервью Одри Уильямс сказала, что они с матерью были близки, и она была «маминой девочкой», которая не отходила от неё ни на секунду. Даже когда отец пытался позвать её к себе, та отвечала, что останется в Кливленде с Нэнси.

В 1996 году Коббс была приговорена к трём годам тюрьмы за торговлю наркотиками и хранение незарегистрированного оружия. Пока девушка отбывала срок, все трое детей снова отправились к бабушке. На этом фоне у Одри начались проблемы с законом. Отец в другом городе, мама в тюрьме… никому до неё не было дела. Поэтому первого ребёнка она родила в 13 лет.

Одри вспоминает, что часто навещала свою мать в тюрьме, но не понимала почему та от неё отстраняется. И даже несмотря на это, она оставалась главным защитником своей матери, даже когда остальные родственники открестились от неё.

После очередного освобождения Нэнси скиталась по съемным квартирам и комнатам, изредка останавливаясь в доме у матери, а в 2007 году переехала на Куинси авеню к Одри, которой всячески помогала ухаживать за внуками.

×
Когда у детей были Дни рождения, мне вообще ничего не нужно было делать, так как мама сама украшала дом и готовила еду. Она делала всё, чтобы мои дети гордились своей бабушкой.
— вспоминает Одри Уильямс

Но какой бы положительной она не была, всё равно пропадала на улицах Маунт Плезант. Последний раз Одри видела свою мать в апреле 2009 года, которая провела весь день с её детьми, а вечером сказала, что скоро вернётся и ушла. Больше её никто не видел.

На следующий день дочь отправилась в полицию Кайахога, чтобы подать заявление о пропаже, напечатала листовки с фотографией мамы и просьбой помочь любой информацией, и расклеила их на досках объявлений, телефонных столбах и углах магазинов. Самым странным было то, что эти листовки исчезали через 2-3 дня.

Когда в ноябре 2009 года они услышали о телах, найденных в доме Соуэлла, Одри Уильямс и её сестра Кьяна Хант сразу же поспешили сдать образцы ДНК, которые через пару дней подтвердили, что их мама была одной из жертв. А тому мужчине, который часто пил пиво с их матерью, было предъявлено обвинение в убийстве.

После погребальной церемонии Одри решила, что нужно менять свою жизнь пока не поздно, так как она встала на путь своей матери. Чтобы не лишиться троих детей, она начала ходить в школу косметологии в Кливленд-Хайтс, чтобы после получить хорошую работу.


Амельда Хантер

С раннего детства Амельда Хантер любила читать. За это все её в шутку называли книжным червём. Но вместо детских книг, Эми любила классику, например трагическую историю Анны Франк, девочки, которая годами пряталась в своём крошечном убежище во время Холокоста, но всё равно умерла в концентрационном лагере.

Старшая сестра Линнетт Хантер Тейлор говорит, что ещё одним из её любимых произведений была «Повесть о двух городах» Чарльза Диккенса, которую она также читала в детские годы в Чикаго. Девушка так же вспоминает, что в 14 лет жизнь её сестры перевернулась с ног на голову, когда та забеременела от одного из учителей, а через 9 месяцев родила дочь Келли, у которой был церебральный паралич и 100-процентная глухота.

Создаётся впечатление, что подобными «сюрпризами» жизнь специально подталкивала Амельду к наркотикам, которые создавали иллюзию спасения и познакомили её с владельцем дома на Империал Авеню 12205, где она появлялась очень часто.

Мало что известно о ранних годах Эми, кроме того, что она родилась в Чикаго и была шестым ребёнком из восьми. Когда из подростка Амельда превратилась в маму, её старшая сестра Тейлор, которая уже была замужем и жила в Кливленде, едет в Чикаго, собирает свою маму, братьев, сестёр и перевозит всех их в Кливленд.

Родственники говорят, что практически ничего не знают об отце ребёнка Эми. Зато Тейлор, как было упомянуто ранее, уверена, что сестра забеременела от учителя, который напоил её на школьной вечеринке, а после склонил к сексу.

Тогда Тейлор была уверена, что перевезя всю семью в Кливленд, всем будет лучше, но всё получилось с точностью да наоборот — с каждым днём становилось хуже. Практически все дети начали употреблять алкоголь и наркотики, в том числе и Амельда. Это происходило как на улицах, так и в барах на 105-й Ист стрит, куда Тейлор брала с собой братьев и сестёр. Здесь же Эми начала общаться с мужчинами постарше.

Родные вспоминают, что причиной того, что девушка начала употреблять наркотики, может быть состояние здоровья её дочери Келли, которая на тот момент жила в приюте. Хоть она старалась не говорить о ребёнке с церебральным параличом и глухотой, ей было тяжело с этим жить.

Когда Амельде Хантер было 19 лет, в одном из кливлендских баров она знакомится с парнем по имени Бобби Дэнси, с которым она будет вместе много лет. Хотя они никогда не были женаты, он всегда был не против, чтобы девушка жила в его доме. У Эми и Дэнси было трое детей: Бобби-младший, Эндрю, и дочь Виктория, которая умерла от врожденного дефекта.

Когда они стали жить вместе, Бобби-старший работал механизатором, а Хантер, которая так и не закончила среднюю школу, пробовала себя в разных сферах, в том числе работала парикмахером, помощником по уходу на дому и сотрудником избирательной комиссии.

Бобби Дэнси вспоминает, что ему потребовались годы, чтобы понять, что у его возлюбленной серьёзные проблемы с наркотиками. Сам он их никогда не принимал, но зато много пил.

×
У нас были ссоры, не стану отрицать. Они всегда были из-за того, что она уезжала и оставляла детей одних.
— вспоминает Бобби Дэнси

Он просыпался утром и обнаруживал, что девушки уже не было дома. Но когда вечером возвращался с работы, то она уже ждала его с готовым ужином, чистым домом и обещаниями, что больше не будет употреблять крэк. И после этого она могла вновь исчезнуть на несколько дней.

Несколько раз Эми проходила лечение в клинике, чтобы вымыть из себя остатки наркотиков и больше к ним не возвращаться, но как показывают судебные протоколы, Хантер трижды арестовывали за хранение наркотиков и кражи, а в 2001 году за всё то же хранение, она просидела несколько месяцев в женской тюрьме в Мэрисвилле.

И так как матери постоянно не было дома, сыновья Хантер научились заботиться о себе самостоятельно. Когда она была дома, её можно было найти на диване за чтением или просмотром телешоу. Иногда она просила сына Бобби помочь ей стать участницей шоу Jeopardy! (прим. американская телевизионная игра-викторина, суть которой заключается в том, что участники отвечают на вопросы из области общих знаний: каждый вопрос представлен в виде утверждения о некоем предмете, а игрок должен дать свой ответ в форме вопроса, назвав искомый предмет). Бобби-младший до сих пор сожалеет, что не сделал этого.

×
Моя мама была очень умной. Когда мы с ней вместе смотрели Jeopardy!, я удивлялся тому, что она каждый раз отвечала правильно на все вопросы.
— говорит Бобби Хантер младший

Ко всеобщему удивлению, в 2007 году родственникам начало казаться, что дела девушки стали улучшаться, когда она перестала употреблять наркотики на полгода. Тогда Амельда начала ходить в Церковь Слова, и казалось, что она возвращает её к жизни. Как вспоминает её сестра Дениз Хантер, Амельда стала новым человеком, не похожим на того, кого все знали раньше.

Но снежной весной 2009 года она исчезла. Эми не вернулась ни на следующий день, ни на следующей неделе. Бобби Дэнси говорит, что сразу не уведомил полицию, полагая, что Хантер вернулась к своим старым привычкам.

Дениз вспоминает, что когда увидела по телевизору сюжет из дома на Империал авеню, её сердце ушло в пятки, так как пару лет назад она уже была здесь со своей сестрой, которая сказала, что здесь живёт её друг Тони. Несмотря на то, что в гостиной было темно, в столовой было полно людей, которые пили и развлекались. Тогда девушка сразу же уехала и не познакомилась лично с хозяином дома.

Старшая сестра (Тейлор) сказала, что Эми называла Соуэлла своим другом и часто заходила к нему в гости, чтобы покурить крэк или или выпить что-то алкогольное.

×
У меня сложилось впечатление, что Энтони Соуэлл был хорошим человеком, так как когда Эми уходила из дома, он предлагал ей кров, не требуя ничего взамен.
— вспоминает Линнетт Хантер Тейлор


Амельда Хантер

Когда Инес Фортсон пришла на пикник, устроенный детским домом Акрона, то сразу же заметила прекрасную девочку Тилашию, которая играла со своей сестрой в ладушки. Тогда женщина подумала, что двое её сыновей будут рады, если в доме появятся сёстры. Но когда женщина пришла оформлять документы на удочерение, в приюте разрешили забрать только Тилашию (возможно потому, что на тот момент Инес была в разводе и воспитывала сыновей одна).

Когда социальный работник высадил девочку около её нового дома в Кливленде, девочка начала плакать. Чтобы растопить лёд, новая мама повела её в ближайший магазин Silverman, где купила несколько игрушек, а также позволила выбрать простыни для своей кровати.

×
Когда она увидела простыни в горошек, то сказала, что хочет только их.
— говорит Инес Фортсон

Но несмотря на то, что у Тилашии появилась новая семья, эта девочка, у которой все вещи были упакованы в чёрный мусорный пакет, так и не смогла преодолеть чувство брошенности. В подростковом возрасте она часто убегала, и казалось, что всю жизнь она искала любовь. Она хотела, чтобы у нее была семья и тот, кто мог бы просто любить её.

Известно, что Телашия оказалась в приюте в возрасте 5 или 6 лет. Биологическая мать боролась с наркозависимостью, а отец был алкоголиком. И пусть девочка практически с ними не общалась, вредные привычки передались по наследству.

Что касается приёмной матери, то Инес Фортсон работала смотрителем школьного автобуса, а её дом напоминал оранжерею с множеством растений, аквариумами, скульптурами и щебечущими птицами в клетках. Женщина учила приёмную дочь ухаживать за животными и содержать дом в чистоте, и той это нравилось.

×
У нее были очень нежные руки. Обычно когда ты заплетаешь человеку косу, то случайно можешь сделать больно. Но когда Телашия однажды заплетала мне волосы, то была очень нежной. Я помогла ей получить лицензию косметолога. Я хотела, чтобы она делала девушкам красивые прически и ногти.
— вспоминает Инес Фортсон

Но не всё в жизни Телашии Фортсон было красиво… как-то одному соцработнику она сказала, что курит марихуану с 14, а кокаин нюхает с 20 лет.

Эбони Грумстер, чья бабушка Люсиль была одной из первых приемных матерей Телашии, вспоминает, что когда девочка сбегала из дома, то всегда приходила к Люсиль. И та никогда не отказывала ей в ночлеге. Эбони считает, что Фортсон, как и многие другие дети чувствовала себя ненужной неудачницей, так как переходя из одной приёмной семьи в другую, ребёнок не чувствует стабильности.

Помимо дома Люсиль, в подростковом возрасте Телашия постоянно жила у друзей. Инес говорит, что изо всех сил старалась установить какие-то правила, но дочь не хотела их исполнять. Они были словно два питбуля.

Из-за того, что у девочки начались проблемы с законом, к 17 годам Тилашия Фортсон жила в учреждении Bellefaire в Шейкер-Хайтс, которое специализируется на оказании помощи молодым людям, столкнувшимся с жестоким обращением, наркозависимостью или психическими расстройствами. Тем не менее, в Bellefaire она закончила среднюю школу, а в 1997 году получила диплом.

×
Она очень сильно хотела получить образование. Это была её главная цель.
— вспоминает соседка Уильямс, которую Телашия называла «Тётушкой»

Находясь под строгим надзором в общежитиях Bellefaire, Фортсон обрела поддержку, благодаря которой ей стало легче добиваться поставленных целей. Но стоило ей покинуть стены учреждения, как всё вернулось на круги своя.

В 2001 и 2002 годах её несколько раз арестовывали за хранение наркотиков, а в 2003 году, во время беременности, в её крови был обнаружен кокаин. В апреле того же года она родила сына Кристена. И так как личность отца была неизвестна, то Департамент по делам детей и семьи округа Кайахога начал процесс изъятия ребенка из-под опеки матери.

Вот, что было сказано в документах об изъятии: «Ребёнок находится в группе риска — мать четыре раза пыталась покончить жизнь самоубийством»«Телашия Фортсон трижды пыталась пройти программу по лечению наркозависимости в 2003 году и трижды безуспешно»«У матери не хватает родительских навыков для ухода за ребёнком» и «Не имеет постоянного дома».

И пока дело по лишению матери ребёнка находилось в суде, Телашия рожает второго ребенка в канун Рождества 2004 года. Как и в первом случае, тест на наркотики был провален.

Сразу после рождения, она лишается прав на второго ребёнка. Это была девочка, которую она назвала Телашия. Тогда девушке было 20 лет, а её парню, Терренсу Мэйнору — 36. Мужчина был заядлым преступником — неоднократно попадал в тюрьму за кражи со взломом и хранение наркотиков.

×
Телашия искала любовь не в том месте. Если бы ей попался хороший партнёр, то сейчас всё могло быть иначе. Но все те парни, что были в её жизни, не делали для неё ничего хорошего и не помогали завязать с наркотиками.
— говорит «Тётушка» Уильямс

В 2006 году, девушка снова беременеет от Терренса и переезжает в женский кризисный центр «Дом Лауры». Соцработница Тамми Митчел вспоминает, что когда впервые увидела Телашию, та была сломлена и разбита. Она была человеком, кто искренне хотел встать на правильный путь. В этом учреждении девушка полностью посвятила себя реабилитационной программе, писала стихи, вела дневники. По словам Тамми Митчелл, работники приюта видели, что она хотела оставить прошлое позади и стать любящей мамой своим детям.

Телашия родила своего третьего ребёнка, девочку Талию, в ноябре 2006 года. Тогда её результаты в «Доме Лауры» были многообещающими. Друзья говорят, что это был самый продолжительный период, когда она общалась со своим ребёнком. Помимо этого она пела в приютском хоре, занималась домашними делами и получила одобрение для прохождения программы профессионального обучения.

Но весной 2007 года она говорит, что исправилась и может жить самостоятельно вне стен учреждения. А через несколько месяцев она вернулась обратно — опустошенная и потерянная. Покинув центр «Дом Лауры» у неё случился рецидив и вновь она потеряла опеку над своим третьим ребёнком. Всех трёх детей Телашии усыновила «Тётушка» Уильямс.

Когда сотрудники «Лауры» в очередной раз начали спрашивать девушку действительно ли она готова измениться, сквозь слёзы та сказала, что если снова окажется за пределами Центра, то умрет. Ей поверили. Руководство посчитало, что девушка искренна в своих словах и действительно понимает, что к прежней жизни возвращаться просто опасно.

Дети Телашии Фортсон

В 2008 году, находясь в тюрьме за кражу денег, Телашия отправила подруге Уильямс письмо, в котором говорила, что до сих пор чувствует себя никому не нужной.

×
Я чувствую себя изгоем в семье Инес. Но по мере того, как я продолжала молиться Господу, начала понимать, что я всё ближе и ближе к тому, чтобы стать уважаемым членом общества и хорошей мамой для своих детей
— писала Телашия Фортсон в одном из писем Уильямс

Последний раз девушку видели в начале июня 2009 года в Восточном Кливленде. Она пришла с пакетами продуктов к приёмной маме, прибралась у неё в доме и пожарила курицу, как она делала это много раз до этого.

Спустя несколько дней Инес Фортсон сообщила в полицию о пропаже дочери. А после того, как тела 11 женщин были обнаружены на Империал авеню, офис коронера округа Кайахога попросил семью сообщить об особых приметах девушки.

Тогда её мать сказала, что на руке Телашии есть татуировки с именами детей. Но так как тело слишком быстро разложилось, то этот след найден не был.

Инес Фортсон (слева)

Дженис Уэбб

Дженис Уэбб не любила находится вдали от семьи и дома (района Бакай роуд). Даже солнечное небо Калифорнии казалось не таким солнечным как в любимом Кливленде. Здесь она ходила в школу, влюблялась и зарабатывала на жизнь.

К сожалению Уэбб, как и её любимый район, стала жертвой эпидемии крэк-кокаина 1980-90-х годов. Часть своей жизни она бродила по улицам в поисках наркотиков, попадала в полицию, а в июне 2009 и вовсе пропала. Ей было 48 лет.

До того, как Дженис с головой нырнула в наркотическую зависимость, она была семейным человеком. По словам родственников, она постоянно шутила, и любила проводить время в кругу семьи.

Она была четвертой из шести детей, рожденных Джоанн и Джеймсом Уэббом старшим. Семья жила в доме её бабушки на Мэйнор авеню в Кливленде. Отец работал на стройке и подрабатывал столяром, мать работала в приюте для женщин с особыми потребностями. По словам родственников, семья очень часто посещала миссионерскую баптистскую церковь Святого Тимофея на Карнеги авеню. Всех детей, в том числе и Дженис, крестили здесь же, зато в отличие от других она пела в хоре и выполняла обязанности приставницы.

Её сестра Одри вспоминала, что в детстве Дженис часто доставляла неприятности своим братьям и сестрам. Например, однажды, девочка врезалась в большой аквариум бабушки, и разбила его. Когда об этом узнали родители, то она обвинила в этом одну из сестёр. Одри считает, что Дженис получала удовольствие от подобных вещей.

Дженис Уэбб ходила в начальную школу Mount Auburn, среднюю школу Audubon, а в 1979 году окончила John Hay High School. После школы она работала официанткой в ​​Corky & Lenny’s в Южном Евклиде. Через несколько лет Уэбб забеременела и у нее родился сын, с отцом которого она не осталась.

В начале 1980-х она познакомилась с Майклом Харреллом, который жил вместе с ней в одном районе. Как вспоминал сам Майкл, он познакомился с Дженис через двоюродного брата, который встречался с одной из её сестер. Пару лет спустя, в 1983 году, пара поженилась и просуществовала четыре года.

В те годы Харрелл работал в местной курьерской службе, а Уэбб в магазине игрушек в центре города. Иногда она сопровождала его в поездках в Нью-Йорк и Анн-Арбор, штат Мичиган, где они часто посещали местные клубы, например Afro Village, Sherrod’s или Double Exposure.

×
Нам было очень весело. Мы ходили в клубы, танцевали, посещали разные шоу… Я действительно любил её.
— вспоминает Майкл Харрел

После того как в 1985 году умирает Джеймс Уэбб, некоторые из сестёр, включая Одри, начали употреблять крэк-кокаин. Дженис этого категорически не приветствовала. Но вскоре и сама начала торчать.

Харрелл вспоминает, что однажды они с Дженис и её сыном поехали в Лос-Анджелес на своем Ford 1975 года, чтобы навестить его родственников, и прожили там около 6 месяцев. Именно в это время девушка познакомилась с наркотиками. Точнее это сделали родственники Майкла. Когда они вернулись домой через полгода, то увидели, что весь район заполонил крэк.

×
Видите ли, чтобы Дженис от меня не ушла, я был вынужден покупать наркотики. Если они кончались, то и она исчезала. Но после того, как для нас двоих главным счастьем в жизни стал крэк, мы начали отдаляться друг от друга. Тогда начались ссоры и измены. В какой-то момент мы уже не были похожи на мужа и жену, так как каждый делал то, что хотел.
— говорит Майкл Харрел

Когда начались проблемы в семье, у Дженис начались проблемы с законом. Записи показывают, что она была осуждена за хранение и торговлю наркотиками, ношение незарегистрированного оружия и умышленное приобретение краденного имущества.

Её младшая сестра Фрэнсис Уэбб сказала, несмотря на то, что у сестры были серьёзные проблемы, она оставалась тем человеком, кто объединял всю семью и мирил её членов, если у тех возникали разногласия. Помимо этого Дженис заботилалсь о своих племянницах, племянниках и внуках. Френсис говорит, что сестра была неким миротворцем, который мог собрать всех вместе. А её искромётный юмор не давал тебе возможности сказать ей «нет».

Одри говорит, что сестра пыталась бороться со своей зависимостью, но район, в котором она жила, не давал ей сделать этого. Плюс ко всему, Майкл Харрел, уже после развода продолжал давать ей деньги на наркотики.

В последний раз он видел Уэбб примерно за четыре месяца до того, как её обнаружили в доме Соуэлла. Он сказал, что она зашла к нему домой, чтобы в очередной раз занять денег. Но в этот раз, вместе с деньгами бывший муж дал совет, чтобы та завязала, так как он увидел как хороша жизнь без наркотиков.

Официальная дата исчезновения Дженис Уэбб — 3 июня 2009 года. Спустя месяц от этой даты семья подала заявление в полицию и расклеили по району листовки с её фотографией.

Родственники говорят, что это было не похоже на их сестру. В любой ситуации она поддерживала связь со всеми своими братьями и сестрами, которые сблизились после того, как их мать умерла от рака в 2005 году.

Одри Уэбб сказала, что сестра звонила ей каждый день. Во время их последнего разговора, она сказала, что заедет вечером в гости, но так и не заехала.


Дайан Тёрнер

Детей Дайан Тёрнер забирали одного за другим. Она годами старалась избавиться от наркозависимости, была трезвой 21 месяц и начала ходить в церковь. Девушка искренне верила, что сможет стать настоящей мамой для своей маленькой девочки, которую назовет Дениз.

И как вспоминает её бывший парень Джеймс Мартин, когда родилась Дениз, это было, вероятно, лучшим временем в жизни Дайан. Она не употребляла и была уверена, что на этот раз всё будет хорошо.

Но, как и всё хорошее в её жизни, этот момент длился недолго. Социальные работники забрали Дениз из-под опеки её мамы через четыре дня после рождения. Дайан боролась за возвращение дочери, но потерпела неудачу.

После нескольких лет злоупотребления наркотиками Тёрнер исчезла в сентябре 2009 года, став последней из 11 женщин, чьи останки были найдены на Империал авеню в Кливленде. Её тело было найдено в спальне на третьем этаже дома Энтони Соуэлла, а останки оставались неопознанными дольше всех.

Как говорят соцработники, Дайан была одной из тех кливлендских наркоманок, которой было труднее всего помочь. В перерывах между тюремными заключениями она постоянно меняла места жительства и бросала программы по лечению наркозависимости.

Дайан Тёрнер родилась 4 ноября 1970 года в Кливленде и была вторым ребёнком Джона и Мэри Тёрнер. Как вспоминает Джеймс Мартин (из того, что рассказывала ему сама Дайан), в детстве они с родным братом часто подвергались физическому насилию со стороны родителей. Был случай, когда её ударили молотком по голове. Плюсом ко всему этому, у Дайан была эпилепсия.

Единственное место, где она чувствовала себя в безопасности, была улица, где девушка пристрастилась к наркотикам. Всего в период с 1991 по 2009 год полиция арестовывала ее дюжину раз.

В полиции Кливленда она была хорошо известна как проститутка, которая останавливала машины на улицах Ист сайда, чтобы заработать денег на покупку наркотиков.

К 24 годам у Дайан было трое детей, которые находились под постоянной опекой Департамента по делам детей и семьи округа Кайахога из-за того, что девушка злоупотребляла наркотическими веществами и не могла обеспечить детям надлежащий уход и поддержку.

Когда соцработники округа направляли её на лечение наркомании, она бросала их практически сразу. Записи суда по делам несовершеннолетних показывают, что, когда Тёрнер родила в 1994 году своего четвертого ребенка, то в её крови, а также в крови её новорожденной дочери, были обнаружены следы кокаина. После того как девушка оставила ребёнка другу и пропала на несколько дней, её разыскала полиция и заключила в тюрьму. Округ решил, что и четвёртому ребёнку не место с Дайан Тёрнер.

В официальных документах говорится, что у матери была возможность обеспечить ребёнка всем необходимым, но она этого не сделала. Поэтому лучше, если тот будет помещён в приют для дальнейшего усыновления приёмными родителями.

Следующие несколько лет девушка то попадала, то выходила из тюрьмы. За это время она умудрилась родить ещё одного ребенка, которого тоже забрали социальные службы.

В конце 1990-х у неё завязались отношения с Джеймсом Мартином, бывшим наркоманом, с которым она была знакома со времён тусовок на 116-й Ист стрит.

Мартин сказал, что они они стали жить вместе после того, как девушка пришла к нему домой и спросила, может ли она остаться. Он сказал, что не против этого, но есть одно условие: она должна была завязать с наркотиками. Парень говорит, что после того, как она переехала к нему домой на Ансел роуд в районе Хаф, то почувствовала, каково это быть частью сообщества. Этому сильно поспособствовало знакомство с советником Фанни Льюис, которая взяла девушку под своё крыло и убедила Дайан начать ходить в университетскую церковь на 89-й Ист стрит (Льюис умерла в 2008 году). Также Дайан сумела полностью пройти программу «12 шагов». Жить в «чистоте» было непросто, но она пыталась это делать.

Но в 2001 году полиция арестовывает Дайан из-за того, что та нарушила условия УДО (прим. в оригинальном тексте статьи не уточняется какие именно условия были нарушены). Находясь в тюрьме, девушка обнаруживает, что беременна шестым ребёнком. На этот раз от Мартина.

Когда Дайан освободилась, то продолжала держаться подальше от наркотиков, так как хотела оставить ребёнка и не дать органам опеки забрать его. Она была рада, что это казалось ей возможным.

Но её приподнятое настроение было испорчено в ноябре 2001 года, когда социальные работники округа забрали её 4-дневного ребенка Дениз, несмотря на то, что у них было подтверждение «чистоты» матери на протяжение 21 месяца.

Чтобы вернуть дочь, Тёрнер согласилась записаться в Miracle Village — ныне закрытую программу лечения от наркозависимости, осуществляемую муниципальным жилищным управлением Кайахога.

Но опять же, на своём пути она встретила множество препятствий. Записи суда по делам несовершеннолетних показывают, что сотрудники Miracle Village попросили чиновников графства забрать ребёнка Тёрнер из учреждения в декабре 2001 года, после того, как увидели, что мать перекармливала младенца или вовсе кормила его испорченным молоком.

×
Мать часто теряет сознание и нуждается в чрезмерном количестве сна из-за эпилепсии, что не позволяет ей обеспечить надлежащий уход за ребёнком.
— говорится в документах Miracle Village

Джеймс Мартин говорит, что сотрудники лечебного центра отговорили Дайан от продолжения программы, заявив, что они не могут предоставить дополнительную помощь, необходимую для лечения её эпилепсии. Тем не менее он попросил возвлюбленную остаться в Miracle Village, надеясь, что им удасться вернуть ребёнка. Но Тёрнер ушла.

Вместо того, чтобы пытаться укрепить семью, система социальных услуг её разрушила.

Пресс-секретарь Департамента по делам детей и семьи округа Кайахога сказала, что обстоятельства дела об опеке госпожи Тёрнер сводятся к безопасности детей. Департамент обязан — как морально, так и юридически — защищать детей от жестокого обращения и отсутствия заботы.

Через несколько месяцев после того, как девушка ушла из Miracle Village, в апреле 2002 года, она была арестована за хранение наркотиков. А шестой ребёнок, тем временем, был помещен в приют.

Мартин сказал, что он попросил свою подругу, Джаснет Гроувс, стать приемной матерью его ребёнка, чтобы у него и Дайан была возможность навещать его. И так как парень не желал терять ребёнка, он закончил курсы по воспитанию и получил совместную опеку над Дениз. В отличие от него, Тёрнер эти курсы окончить не смогла из-за очередного нарко-рецидива.

Мартин сказал, что, несмотря на ее проблемы с наркотиками, Тернер оставалась хорошим человеком и тем, кому он доверял.

×
Несмотря на свою зависимость, она оставалась хорошим человеком. Есть такие девушки, которые втираются в доверие, чтобы что-то у вас украсть, но Дайана не была такой… она была наркоманкой, она не была воровкой.
— говорит Джеймс Мартин

Последний раз Мартин и Тёрнер разговаривали в сентябре 2009 года, когда она позвонила ему, чтобы поздравить с Днём ​​рождения. После этого разговора о ней ничего не было слышно, что вызывало подозрения, так как даже во время арестов она находила способ связаться с ним.

Знакомые девушки также подтвердили, что давно не видели её и в ямайском ресторане-магазине Dailey’s на 116-й Ист стрит, где она часто подрабатывала.

Вскоре в новостях появились новости о телах, найденных на Империал авеню в доме Энтони Соуэлла. Первые 10 женщин были опознаны к концу первой недели ноября. Оставалась одна Джейн Доу. Многие считали, что имя 11-й женщины не было названо, так как никто из членов семьи не удосужился сообщить о её пропаже.

Все сложности были в том, что Мартину не удавалось найти образцы ДНК девушки, с её отцом он не был знаком, мать умерла, а где сейчас все пятеро детей Дайан, он не знал. Единственный возможный вариант — это взять образцы ДНК у их общей дочери, которая на тот момент находилась с приёмной мамой у родственников на Ямайке. Мартину потребовалось несколько недель, чтобы организовать перелет Дениз обратно в Кливленд.

Наконец, девочка вернулась домой в День благодарения — 26 ноября 2009 года. На следующий день родной отец отвез её в кабинет коронера. И лишь 4 декабря 2009 года личность Дайан Тернер, как 11-й жертвы, была установлена.


Так совпало, что 18 июня, спустя некоторое время после выхода 14 эпизода подкаста про Энтони Соуэлла, на сайте cleveland.com вышла статья о том, что «Комиссия по планированию Кливленда, единогласно проголосовала за одобрение проекта мемориального сада на бывшей собственности осужденного убийцы Энтони Соуэлла и семи прилегающих жилых участков в районе Маунт-Плезант в Кливленде».

Для осуществления данного проекта, компания Western Reserve Land Conservancy (и некоторые другие организации) собрала 300 000 долларов. Главная задача на сегодня — успеть завершить проект до 29 октября, до 12-й годовщины со дня ареста серийного убийцы.


Оригинальный текст: clevlend.com
Изображения: cleveland.com / Plain Dealer
Перевод: True Crime на диване


Поддержать проект
Patreon × Boosty

Array